Мой фанфик по Акацки.

Название: Как Акайцуки Новый Год встречали.
Автор: Takahashi Haru
Бета: Inmortalibus (подруга )
Жанр: Юмор
Персонажи: Акайцуки
Статус: Закончен
Дисклаймер: Вселенная и все герои принадлежат Масаси Кисимото
Краткое содержание:
Как Акайцуки Новый Год встречали

Случилось как-то раз утром, что Пейн, видимо, не с той ноги встал: он решил, что ему (ну, и всей его команде) надо в этом году, как всем нормальным людям, отпраздновать Новый Год.
Вот он встаёт, идёт по направлению к ванной и туалету. Смотрит – никого нет. Обычно все они тут толпятся, орут друг на друга, готовые уже дверь выломать… А тут – никого… Странно… Заходит в ванную… Через пять минут выскакивает оттуда с заткнутым полотенцем за пояс и яростно кричит:
— Идиоты! Кто трогает воду?! — Влетает на кухню, останавливается в дверях, одаряя всех своим «добрым» взглядом.
От такой неожиданности Дейдара чуть не поперхнулся глиной, Какузу уронил свои деньги, и они закатились куда-то далеко, Кисаме чуть было не упал со стула, а Хидан, резавший всякую травку, чуть не отрезал себе палец.
— Я спрашиваю: КТО ТРОГАЛ ВОДУ??!! — Не унимался Лидер.
— Ну уж, наверное, не я! — рассержено буркнул Какузу, ползая по полу и ища свои деньги.
— И не я! — сказал Дей, быстро сделав доброе невинное лицо.
— Я тут как бы занят, так что мне не до твоей воды, — Дейдара опять отвернулся, продолжая лепить птичек из глины. Лидер повернулся к Хидану.
— Ты?!
— Что я? — не понял тот.
— Ты воду трогал?! — не прекращал орать Пейн.
— Ничего я не трогал! — запротестовал Хидан. — Я просто помыл укроп под холодной водой. А что, нельзя было?
— Всё ясно… — Пейн резко успокоился.
Тут в комнату вошла Конан. При виде Пейна в таком нелепом виде, у девушки отвисла челюсть.
— Пейн! Что стряслось?! Почему ты в полотенце? Что у тебя на голове?! — Конан потрогала грязные нерасчёсанные волосы Пейна.
— А ну, быстро в ванную и приведи себя в порядок! — Пейн покорно заковылял к ванной, а Конан пошла за валерьянкой (так, на всякий случай). Через минут пятнадцать показался Лидер (уже вполне в приличном виде).
— Так! — обратил он всеобщее внимание на себя. – Что я, собственно, хотел сказать… Встали все! — скомандовал он.
— Но!.. Но!.. Но я даже не доел свой салат!.. — начал было ныть Тоби, но Пейн его прервал.
— Доешь, когда я всё скажу! — Акацуки лениво вылезли из-за стола, и встали перед Лидером в Шеренгу.
— Ну, во-первых, — начал Пейн, – какой олух разбил мою вазу?! — ответа не последовало.
— НУ?! — переспросил Лидер. Хидан хотел было что-то сказать, но Конан ущипнула его за бок, и он встал обратно в строй.
— Так, ладно. Тогда кто взорвал мою тумбочку? — (Вопрос был глуп, так как все уже знали, кто это, но Дей всё равно не хотел признаваться). Хидан опять попытался открыть рот, но тут же получил по носу от Дейдары и заткнулся. Всё это начало раздражать Пейна.
— Ну, хорошо! — сказал Пейн, почти крича. — Тогда кто перебил всю посуду?!
И снова Хидан открыл рот, и снова Конан ущипнула его за бок, но теперь уже не отпускала, боясь, что он её выдаст. Больно она ему сделать не смогла, но зато ему стало щекотно, и он, сжавшись, тихо стоял, пытаясь сдержать смешок. Некоторое время Лидер молчал, тупо смотря в одну точку, но потом со словами: «Ладно! Не хотите — не надо!» — осмотрел всех присутствующих и продолжил:
— Итак, в этом году мы собираемся отмечать…
— Наши Дни Рождения!? — заорал Тоби.
— Нет! — Пейн угрюмо посмотрел на «Хорошего Мальчика»
— Всемирный День Акацуки? — спросил Кисаме.
— Такого не существует! — гаркнул Пейн.
— День пф!.. День п… повиновения … В-Великому Дзя.. Дзясину? День… День Жертвоприношений? — спросил Хидан, всё ещё стараясь не засмеяться.
— ДА НЕТ ЖЕ!!! — вышел из себя Пейн. – Дайте мне сказать!
Все разом позатыкали свои рты.
— Мы собираемся отмечать Новый Год! — заявил Лидер. У всех прямо-таки челюсть отвисла.
— Новый Год? Он вообще когда? — поинтересовался Сасори.
— 31 Декабря, Сасори, — ответил Пейн, – то есть сегодня.
— Сегодня?! О-о-о-о-о! У нас ведь ещё ничего не готово! — спохватилась Конан, отпустив наконец-то бедного Хидана. Из груди парня вырвался вздох облегчения – наконец-то это ощущение прошло! Он сел на пол, потирая тот самый бок.
— Спокойно! — успокоил Лидер. – Всё будет! Конан, ты будешь готовить обед. Тоби, Дейдара, найдите украшения. Ну-у… Мишуру там всякую, шарики на ёлку, поняли? Отлично! Итачи, Кисаме, когда Дейдара и Тоби найдут украшения, украсьте ёлку, а вы, Хидан и Какузу, займитесь украшением нашей пещеры. Только умоляю! Пусть от неё останется хоть что-то! И, наконец, Зецу поможет Сасори убрать беспорядок.
«Дааа! Поможет он мне!» — думал Сасори. – «Прилипнет к первому же фикусу в прихожей!»
— Хорошо! — Сказал Тоби, — но для начала, я доем свой салат, — Тоби сел за стол. Остальные Акацуки тоже продолжили свою трапезу, после чего начали выполнять задания. Дей и Тоби отправились искать побрякушки, Конан пошла готовить оливье, Сасори и Зецу убирали пещеру, а Какузу, Хидан, Итачи и Кисаме отдыхали, сидя на диване (так, как пока Дей и Тоби не притащат украшения, они могут ничего не делать).
— Вот найдём побрякушки, украсим пещеру, ёлку нарядим… И чо делать будем? — спросил Хидан.
— Не зна-аю… — протянул Кисаме, не знавший, что и ответить. – Смотреть и любоваться ёлкой.
— Ёлкой? Это той, которой у нас нету, что ли? — влез в беседу Итачи.
— Точно! У нас же ёлки нету! Что делать будем? Что наряжать?! Подо что, в конце концов, подарки складывать?! — спохватился напарник Учихи.
— Ну~ Мы можем нарядить Зецу, — предложил Хидан. – А подарки… У нас их и нет.
— ЁПРСТ! Ещё и подарки покупать! — снова засуетился Кисаме, схватив себя за волосы.
— НЕТ! Нас 10 человек! Ты прикинь, если все каждому что-нибудь подарят?! Мы же разоримся на подарках! — тут же подал голос Какузу.
Некоторое время все сидели и молча думали, что делать. Но тут в комнату вошли (а точнее, впихнулись) два Акацука, неся коробку с чем-то ярким и шуршащим. Это были Дейдара и Тоби, несущие украшения.
— Тоби! Идиот! Впусти меня! Я несу стеклянные шарики! — гаркнул блондин.
— Тоби тоже хочет!
— Нет! Ты их уронишь и разобьёшь!
— Не разобью! Тоби — хороший мальчик!
— Впусти!
— Дай понести!
— Впусти!
— Дай!
— Впусти!
— Дай!
— Я не… — Дейдара сделал шаг, но споткнулся о ногу Тоби и полетел кувырком вместе со стеклянными шариками, которые, как дождь, начали падать, разбиваясь о пол.
— Ловите их! — Крикнул Кисаме. – Они же сейчас все разобьются! — и все шестеро, включая Тоби и Дея, который уже успел встать, кинулись ловить хрупкие украшения.

<center>***</center>

<center><i>Пятнадцать минут спустя…</i></center>

На полу сидят уставшие Акацуки, рядом десяток целых шариков, и целое море осколков. Но это не самое худшее, ведь секундой позже в комнату вошёл весёлый Пейн в предвкушении праздника. Но то, что он увидел, заставило его забыть об улыбке. Лидер стоял с отвисшей челюстью и не мог сказать ни слова. У него уже начал дёргаться глаз, но тут подоспела Конан с валерьянкой и напоила ею Пейна, которому, кажется, лучше не стало.
— Что вы здесь натворили?! — Начал было ругаться Пейн, но вдруг из комнаты Итачи послышались страшный грохот и звуки падения чего-то тяжелого. Не окончив разборки с уничтожителями стеклянных шариков, Пейн (разумеется, в составе с Конан) помчался на звук. То, что он увидел на сей раз, было покруче разбитых шаров. Вся комната Итачи была разгромлена. Мало того, огромная полка с книгами, стоявшая в комнате, теперь уже лежала на полу, а все книги были разбросаны. От удивления Лидер так выпучил глаза, что стал похож на стрекозу с оторванными крыльями. Теперь у него дёргались уже оба глаза.
В это время Дейдара, которому стало скучно, решил помочь Конан с приготовлением оливье и, пришедши на кухню, начал «творить».
Тем временем, Итачи и Кисаме (так как ёлки под рукой не оказалось) решили украсить новогодними гирляндами Зецу. Нашли они его (кто бы сомневался) в комнате Итачи, которую тут же закрыла Конан (Пейн был просто не в состоянии сделать этого сам).
— А где Зецу? — спросил Итачи.
— Зецу? Ам-м-м-м… Сейчас позову!
Конан сделала невинные кавайные глаза, затем быстро распахнула дверь и, взяв Зецу за шкирку, с силой вытащила его из комнаты, так же поспешно закрыв за ним дверь.
— Вот он! — Сказала девушка, мило улыбаясь. Если Итачи и заметил что-то не ладное, то, во всяком случае, не подал виду. Он просто шепнул что-то на ухо Кисаме, и они оба потащили вырывающегося Зецу туда, где по их мнению должна стоять ёлка.
— Пфу-у-у-у! — Конан вытерла пот со лба. – Надеюсь, он не увидел… Кстати! Сасори! — синеволосая снова слегка приоткрыла дверь, – теперь ты один убираешь! — И ушла вместе с ещё не отошедшим от шока Пейном.
— Один… Один?.. Не один! — Сасори быстро сбегал в свою комнату, притащив от туда кукол, и через пять минут Сасори, в составе с куклами, дружно приводили в порядок разгромленную комнату Итачи.

<center>***</center>

<center><i>Тем временем где-то в коридоре</i></center>

— ХИДАН! Не шатай стул! Я сейчас упаду! — кричал Какузу.
— Ну так вешай быстрее! — шикнул на него Хидан.
— Всё!..
— Всё! Отпускаю!
— ЧТО?! Нет! НЕ СМЕЙ! Дай мне сначала слезть, идиот!!!
— Тогда давай, шевелись там!
*Какузу в ускоренном темпе слезает со стула*
— В следующий раз полезешь ты! И ты полезешь! Вон – надо ещё гирлянду повесить, — сказал Какузу, указывая на потолок и уже подставляя туда табурет. — Лезь! Вот булавки: ими к потолку прибьёшь вот это.
*протягивает гирлянду*
Взяв украшение, Хидан полез наверх.
*Пытается прибить гирлянду булавкой*
Тут Какузу случайно шатнул табурет (Да~, случайно!).
Хидан не удержался и свалился на Какузу.
— *****! Да я тебе щас как ****! Ты ***! Табурет даже *** удержать не можешь!
В следующее мгновение Какузу пришлось убегать от Хидана, несущегося за ним по всему коридору с косой в руках, сметая всё на своём пути, включая и ту самую гирлянду, которую они так «старательно» вешали. Тут же полетела в Какузу и та самая табуретка, с грохотом врезавшись в ближайшую стенку. Тут же подскочил Пейн и, соответственно, Конан. Когда они вломились в коридор, их обоих чуть не пришибло табуреткой, но это напарников уже не волновало, так как увиденный ими коридор был похож на НЕЧТО, а, вернее, от него попросту ничего не осталось. «Что?.. Вы… Да вы!.. Хидан!..» — только и смог сказать Пейн. Он надеялся на праздник, а теперь желал только одного – чтобы всё это поскорее кончилось! Он даже покачнулся, и Конан уже испугалась: не собирается ли Пейн падать в обморок? Но Пейн не упал, (а, может, просто не успел), потому что опять послышался шум. Но теперь это был уже не грохот падающей полки, не оры Какузу и не крики Хидана, нет, это был звук самой ужасной вещи (хотя, может, уже и не самой) — это был звук чудовищного взрыва, да такого, что тряхнуло так, что у Акацук чуть душа в пятки не ушла, а в пещере не обвалился потолок. И доносился он из кухни. Рассерженная Конан помчалась на кухню вместе с Пейном, уже мысленно составляя план убийства Дейдары. Влетев на кухню, девушка чуть не упала в обморок – она даже представить не могла ТАКОГО. Вся кухня была чёрной-чёрной, стеклянные стаканы лопнули, тарелки попадали и разбились. И всё, абсолютно ВСЁ было в оливье, которое стекало отовсюду, включая Дейдару и догоравшую на стене занавеску. У Конан дёргались оба глаза, её всю трясло от злости, Пейн готов уже был убиться о стенку, но тут в комнату вбежали двое.
— Всё убрано! — Сказал Сасори.
— А мы наконец-то нарядили Зец… Ёлку — сказал Кисаме, как-то глупо улыбнувшись.
— ЁПРСТ! Да что опять там такое!? Даже умереть спокойно не дают! — начал было ругаться Пейн, но его прервал Тоби:
— Не надо умирать, Лидер-сама! Идите лучше посмотрите, как мы всё украсили! А Тоби помогал! Тоби ведь хороший мальчик!
— Ксо! Так вот, где ты был, гадёныш! — прошипел Дей. Пейн лениво, еле переставляя ноги, пошёл смотреть на «Ёлку», украшения, ну, в общем, на то, что Акацки там приготовили. Войдя в комнату, где обычно стоял диван и телевизор, у Пейна стали глаза размером с блюдца, но не оттого, что комната сгорела, не потому, что в ней была дырка в стене или потолке, а потому, что она была наряжена (впрочем, как и Зецу) гирляндами, шариками, которые остались целы, и вообще, всё выглядело очень празднично и красиво. Даже Хидан и Какузу, наконец-то взявшие себя в руки, заново нарядили коридор (ну, или то, что от него осталось). Тут Конан побежала в кухню и принесла оттуда огромную миску, оливье и шампанское.
— Откуда это всё? — спросил удивлённый Пейн. – Дейдара ведь всё взорвал!
— Да, слава Ками, в холодильнике всё осталось целым! — Конан улыбнулась.
— Я сейчас! — она поставила оливье и шампанское на стол и снова куда-то убежала. Спустя пять минут она вернулась со стаканами, а ещё через пять — притащила откуда-то огромный торт. Акацуки были в шоке.
Тут пробило 00:00. Включили телевизор. Сасори начал ковырять бутылку с шампанским, в надежде открыть её, но не справился: пробка попала в лампочку – потух свет и, отрекошетив, – прямо в лоб Хидану. Тут же посыпался страшный мат на тему «Сасори! Ты идиот!» и «Ёжкин кот! Где ж свет?!». Тут на кухню прибежал обрадованный Дейдара, и с криками:
— Время пускать фейерверки! Да будет свет! — выпустил внушительных размеров птичку.
— НЕЕЕЕТ!!! — всё, что успели сказать Акацуки, перед тем, как птичка с шумом разорвалась, и начало гореть всё, что только могло загореться в пещере Акацук. Горели шторы, гирлянды, (Зецу чуть не превратился в сушёный веник), во всём логове погас свет, Хидан матерился, на чём свет стоит, половина Акацук орала на Дея, половина пыталась заткнуть другую половину, половина половины затыкала Хидана. И всё это почти в кромешной темноте. Галдёж был такой, что у Пейна чуть барабанные перепонки не полопались, но он был уже просто не в силах реагировать на происходящее никаким образом, так что он просто пялился в одну точку…
«Всех с Новым Годом!» — объявили по телевизору.
«Как жаль, что существует выражение: «Как Новый Год встретишь, так его и проведёшь.» — думал Пейн…

<center><b>The End!</b></center>

 

8 thoughts on “Мой фанфик по Акацки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.